Русский     Українська     English

Объединённая левая оппозиция

Комсомол Украины

Товарищ, сбросим Киевскую хунту вместе!

Бой за Украину лишь начинается

         

Олимп "демократии" в огне.

 

 


Город заволакивали дымы пожаров. На улицах гремели выстрелы. Полыхало более пяти с половиной тысяч зданий и построек. Чадили подожженные автомобили. Улицы были усеяны осколками разбитых стекол. Пассажирские авиалайнеры не решались приблизиться к огромному мегаполису из-за густого дыма и выстрелов с земли: накачавшиеся наркотиками бунтовщики, захватив нарезное оружие, палили по всему, что движется. Банды негров и латиноамериканцев вступали в перестрелку с хозяевами магазинов. Особенно дрались за свое корейцы. А кто-то в панике бежал, бросая имущество на волю разбушевавшейся толпе. Люди всех возрастов и цветов кожи упоенно грабили супермаркеты, вынося из них товары охапками. Многие подъезжали грабить на автомобилях. Багажники и кабины набивались бытовой техникой и электроникой, едой и автозапчастями, парфюмерией и оружием. Полиция в начале массовых беспорядков просто отступила и почти не вмешивалась в происходящее. На улицах зазвучали призывы к восстанию цветных против господства белых.

Нет, это не пересказ содержания голливудского триллера о недалеком будущем Соединенных Штатов. Не художественный вымысел. Это — описание реальных беспорядков, сотрясавших Лос-Анджелес, штат Калифорния, 29 апреля — 2 мая 1992 г.

 29 апреля этого года исполнилось 20 лет началу восстания негров и латиносов в Лос-Анджелесе. Оно продолжалось 8 дней. В ходе восстания было убито около 140 человек. Сдержать его удалось корейской общине города, а уж затем дело довершили ФБР и Национальная гвардия.

Историк университета штата Индиана П. Гилдж в своей книге «Беспорядки в Америке» (1997 г.) оценивает количество бунтов и беспорядков в США, начиная с 1600-х гг., в цифру, приблизительную к 4000. По его мнению, "…без понимания воздействия беспорядков мы не сможем полностью постичь историю американского народа…."

Действительно, сколько случаев преследования различных меньшинств знает история Соединенных Штатов? Начиная с насилия над индейцами, неграми, мексиканскими мигрантами, азиатами, и далее по возрастающей… Черный бунт  в Лос-Анджелесе – это еще один пример того, что даже в современном американском обществе существует проблема конфликтов на расовой почве. Кроме того, не последнюю роль в данном случае сыграло и бедственное социально-экономическое положение низших слоев населения, вызванное экономическим кризисом.


Причиной восстания  цветных 1992 года послужили два события. Первое – 29 апреля 1992 года суд присяжных оправдал 3 полицейских (ещё один получил только символическое взыскание), обвиняемых в избиении негра Родни Кинга. Четверо полицейских пытались задержать Кинга и двух его товарищей 3 марта 1991 года. Если его дружки сразу подчинились требованию полиции, вышли из машины и покорно легли на землю, сцепив за головой руки, то Кинг оказал сопротивление. Позднее он оправдывал своё поведение тем, что находился на воле по условно-досрочному освобождению (сидел за ограбление), и боялся, что его обратно упрячут за решётку. Полиция в итоге жестоко избила его, сломав нос и ногу.

Второе событие – в эти же дни суд фактически оправдал американку корейского происхождения Сунн Я Ду, застрелившую в собственном магазине при попытке его ограбления 15-летнюю негритянку Латашу Харлинс. Суд дал Сунн Я Ду всего 5 лет условно.

Стоит добавить, что суд присяжных рассматривавший дело Родни Кинга, состоял из 10 белых, 1 латиноса и 1 китайца.

Всё это в совокупности дало повод неграм объявить, что «белая Америка» по-прежнему является расистской. Особую ненависть у них вызвали корейцы и китайцы, которых негры объявили «предателями цветного мира» и прислужникам «белых убийц».


Первые часы выступление негров носило мирный характер – их политический актив, включая нескольких баптистских пасторов, вышел на улицу с плакатами:

Но уже вечером на улицах появилась негритянская молодёжь. Она принялась забивать камнями белых и азиатов. На этих фото видно, как выглядит это варварство:

Америка не любит вспоминать об этих событиях. Ведь случились они не когда-нибудь, а сразу после падения Советского Союза. Тогда, когда правители Соединенных Штатов упивались победой , когда американский рыночно-капиталистический строй был объявлен лучшим достижением человечества. Но оказалось, что в самих США есть миллионы нищих, готовых крушить и ломать. Что правление консервативных рыночников, длившееся с 1981 г., успело достать многих американцев до самых печенок.


(Негры избивают попавшегося им корейца)

Начались систематические поджоги коммерческих предприятий. Всего сгорело более 5500 зданий. Люди стреляли в полицейских и по полицейским и журналистским вертолетам. Было разрушено 17 правительственных зданий. Нападению и частичному разграблению подверглось и помещение «Лос-Анджелес Таймс». Огромное облако дыма от пожаров покрыло город.

Рейсы, отправлявшиеся из Лос-Анджелесского международного аэропорта, были отменены, прибывающие самолеты вынуждены были изменять курс из-за дыма и снайперского огня. Вслед за культурной столицей нации спонтанные восстания распространились на несколько десятков городов Соединенных Штатов.

Как заявил газете «Сан-Франциско Экземинер» Вилли Браун, известный представитель Демократической партии в законодательной ассамблее штата Калифорния:
«Впервые в американской истории большинство демонстраций, а также большая часть насилия и преступлений, в особенности грабежей, носили многорасовый характер, в них были вовлечены все – чернокожие, белые, выходцы из Азии и Латинской Америки».

В самом начале бунтов над полицией было одержано превосходство и она быстро отступила. Войска не появлялись до тех пор, пока беспорядки не пошли на убыль. Некоторые бунтовщики с мегафонами пытались превратить выступление в войну против богатых. «Мы должны жечь их кварталы, а не свои. Мы должны пойти на Голливуд и Беверли-Хиллз,» – кричал в мегафон один мужчина (London Independent, 2 мая 1992.). Сожженные магазины всего в двух кварталах от домов богачей показывают, как близко подошли бунты к логову правящего класса.


Ночью же запылали дома и магазины. Эпицентром восстания стал район южной части центра Лос-Анджелеса (South Central Los Angeles). Забегая вперёд скажем, что в ходе восстания было сожжено около 5,5 тыс. зданий. Негры врывались и в жилые дома, где проживали белые – насиловали, грабили их.

Спустя сутки, вечером 30 апреля восстание началось и в центральных кварталах Лос-Анджелеса, населённых латиноамериканцами. Город запылал. На этих фото видны пожары в Лос-Анджелесе:

Восстание началось среди чернокожих, но вскоре распространилось на латинские кварталы Южного и Центрального Лос-Анджелеса и Пико Юнион, а затем на белых безработных в районе от Голливуда на севере до Лонг Бич на юге и Венеции на западе. Восточный Лос-Анджелес был пощажен лишь из-за массового сосредоточения там сил порядка. Все вышли на улицу. Там царило беспрецедентное чувство единения.

Перед тем как поджигать магазины, люди забирали пожарные брандспойты, чтобы защищать свои дома от распространяющихся пожаров. Стариков эвакуировали, это было семейное дело. Машины, полные людей, появились на трикотажной фабрике, загрузились и уехали прочь. Два дня продолжались массовые грабежи. Полиции нигде не было видно. Товары народного потребления перераспределялись, иначе некоторым людям не досталось бы ничего.

Что касается избиения шофера грузовика Реджинальда Денни, то люди, напавшие на него, незадолго до этого защищали пятнадцатилетнего подростка от избивавшей его полиции. Это, конечно, не было сообщено в средствах массовой информации. В статье, датированной первым мая, Гарри Кливер писал: «Замечательным в отношении динамики восстания было поражение средств подавления. Когда объявили приговор вечером в среду 29 апреля, все уважающие себя «лидеры общин» в Лос-Анджелесе, не исключая чернокожего шефа полиции майора Брэдли, попытались предотвратить столкновение, направляя возмущение людей в контролируемое русло. Были организованы собрания в церквях, где страстные мольбы смешивались со столь же страстными негодующими речами, призванными дать беспомощный, очищающий выход эмоциям.

На самом большом из подобных собраний, транслировавшемся по местному телевидению, отчаявшийся мэр зашел слишком далеко, умоляя о полном бездействии. Точно так же как хорошие профсоюзы, сотрудничающие с предпринимателями, главной своей задачей считают заключение соглашений и сохранение мира среди рабочих, лидеры общин считают своей главной целью поддержание порядка».

 Им это не удалось. В первомайском выпуске «Нью-Йорк Таймс», газеты которая считает себя органом, отражающим интересы правящего класса США, с тревогой отмечалось, что «в некоторых районах господствует атмосфера дикого уличного праздника, чернокожие, белые, испаноязычные и выходцы из Азии объединились в карнавале грабежа. Пока бесчисленные полицейские молча наблюдали за происходящим, люди всех возрастов, мужчины и женщины, некоторые с маленькими детьми на руках, входили и выходили из супермаркетов, с большими сумками в руках и охапками обуви, бутылок, радиоприемников, овощей, париков, автозапчастей и оружия. Некоторые терпеливо стояли в очереди, дожидаясь, когда наступит их время».

Либерально-предпринимательский юмористический журнал «Spy» писал о том, что люди, подъехавшие к супермаркету на большой автостоянке, специально открыли двери для инвалидов. Однодневная анархистская газета в Миннеаполисе, позаимствовавшая внешнее оформление у газеты «USA Today» и называвшаяся «L.A. Today (Tomorrow… The World)» («Сегодня Лос-Анджелес, завтра… весь мир») писала: «В Лос-Анджелесе празднуют…» Очевидец, находившийся в Лос-Анджелесе, восклицал: «Эти люди не похожи на грабителей. Они точь-в-точь победители телевикторины».



Соединенные Штаты – чудовищно расистское общество. Пятьдесят лет тотальной массовой дезинформации разрушили классовое сознание у бедняков и успешно разделили рабочий класс по признаку расы. Именно поэтому некоторые участники бунта выражали свою ненависть к постоянному ограблению неимущих в расовых терминах. Средства массовой информации похоронили анализ причин восстания под ворохом поверхностных замечаний о расизме в Соединенных Штатах.

Ограничивая бунты вопросом расовых взаимоотношений «белых» как таковых и «черных» как таковых, СМИ пытались скрыть многорасовый характер бунтов и представить их как исключительное выражение «черной преступности». Белые рабочие и бедняки, вне зависимости от того, как они бедны и как они эксплуатируются, а также вне зависимости от того, как они сопротивлялись полиции и товарным отношениям, объединяются в этой пропагандистской схеме с богатыми белыми лишь на основании цвета кожи.

Здесь необходимо подчеркнуть, что мы не либералы и не расисты: нам жаль не разграбленных или сожженных предприятий, хозяевам какой бы расы и национальности они ни принадлежали, а того, что участники волнений выбирали некоторые мишени и оставляли другие нетронутыми, ошибочно смотря на своих угнетателей с точки зрения расы.


Но главной целью восставших стал грабёж. Были разграблены сотни магазинов и даже жилых домов. Выносили всё, вплоть до памперсов (на первом фото верху это видно). В общей сложности товаров было вынесено на сумму до 100 млн. долларов. Общий же материальный ущерб от восстания составил около 1,2 млрд. долларов:


2 мая 5000 лос-анджелесских полицейских, 1950 шерифов и их помощников, 2300 патрульных полицейских, 9975 национальных гвардейцев, 3300 военных и морских пехотинцев на броневиках, а также 1000 агентов ФБР и пограничников вошли в город, чтобы восстановить порядок и взять под охрану магазины. Сотни людей получили ранения. Большинство погибших во время столкновений были убиты именно в период подавления восстания и не были участниками бунтов.

Убитые были в основном случайными свидетелями, ставшими жертвами полиции. Так, в Комптоне два выходца с Самоа были убиты при аресте, когда они уже покорно стояли на коленях. Полиция также всячески пыталась добиться прекращения перемирия между различными бандами. Им хотелось, жители Центрального и Южного Лос-Анджелеса начал стрелять друг в друга.

«Революционный Рабочий» писал о том, что одна пожилая женщина говорила молодым людям, кивая на полицейских: «Вам надо перестать убивать друг друга и начать убивать этих раzъебаев». В Лос-Анджелесе было арестовано более 11 тысяч человек. Это были самые массовые аресты за всю историю Соединенных Штатов. Страховые компании, оценивая ущерб, нанесенный восстанием в Лос-Анджелесе, назвали его пятым по величине стихийным бедствием за всю историю США.


В самых радикальных и последовательных эпизодах классовой войны всегда были и всегда будут случаи бездумного использования насилия.  (Никакая это не классовая война – малоимущее население взбунтовалось в ответ на расовые притеснения и политику направленную на массовое создание социальных изгоев. – П-О)

В недавних бунтах тоже участвовали не ангелы, а живые люди из плоти и крови, со всеми пороками и ограниченностью, наложенными на них ужасающей нищетой и эксплуатацией, отражающими повседневное насилие этого sраного общества со всеми его ужасами и мистификациями.

Никто из них не может рассчитывать на справедливое судебное разбирательство, но даже если и мог бы, мы тем не менее должны придерживаться стратегии безусловной поддержки всех заложников, взятых государством во время первомайских событий.

Макс Энгер


Первые два дня – 29-30 апреля – полиция практически не вмешивалась в бунт. Максимум, на что хватило местных полицейских – это оградить место восстания, чтобы оно не перекинулось на другие кварталы, где жили обеспеченные белые, а также на деловую часть города. Фактически два дня треть Лос-Анджелеса находилась в руках восставших цветных. Более того, негры даже пытались взять штурмом штаб-квартиру полиции Лос-Анджелеса, но стражи порядка выдержали осаду. Также толпа разгромила редакцию известной газеты Лос-Анджелес Таймс, оправдывая это тем, что она является «оплотом лжи белых».

Белые в страхе разбежались и из захваченных кварталов, и из окрестных. Остались только азиаты. Они первыми и дали отпор неграм и латиносам. Особенно отличились корейцы. Они сплотились примерно в 10-12 мобильных групп, каждая по 10-15 человек, и стали методично отстреливать цветных. Остальные корейцы встали на страже домов, магазинов и других зданий. Фактически, именно корейцы тогда и спасли город, не дав восстанию перекинуться на другие кварталы и сдержав озверелые толпы цветных:

После восстания молодые люди, которые прежде не могли пройти по соседней улице из-за того, что она находилась под контролем враждебной группировки, теперь могут сделать это. Одна из жительниц Лос-Анджелеса сказала нам, что после бунтов как женщина она чувствует себя в большей безопасности на улице. Многодетные матери из четырех районов, получающие вэлфер, объединились, чтобы бороться против грозящего сокращения пособий.

Когда эти женщины пикетируют конторы, занимающиеся социальным обеспечением, правящий класс знает, что за их спиной стоят более ста тысяч участников бунтов. По оценкам консерваторов именно такое количество бедняков в Лос-Анджелесе и его окрестностях приобрело коллективный опыт поджогов, грабежей и столкновений с полицией, опыт разумного использования коллективного насилия как орудия политической борьбы.

Число участников восстания, очевидно, все же приближалось к шестизначной цифре. Об этом можно судить хотя бы по тому, что было арестовано свыше 11 тысяч человек (5000 чернокожих, 5500 выходцев из Латинской Америки и 600 белых). Огромному же большинству бунтовщиков и грабителей удалось уйти безнаказанными. Значение восстания в Лос-Анджелесе, наверное, лучше всего оценивать в сравнении с бунтом в Сан-Франциско, вторым по масштабу бунтом в стране (или может быть третьим, если считать вооруженные столкновения в Лас-Вегасе). Если бы бунт в Сан-Франциско случился сам по себе, независимо от событий в Лос-Анджелесе, он стал бы самым крупным в Калифорнии с шестидесятых годов.

30 апреля в Сан-Франциско было разграблено более ста магазинов в районе центральной Маркет Стрит. Разгрому подверглось множество дорогих магазинов в финансовом центре города, восставшие вторглись в логово богатых Ноб Хилл и побили изрядное количество шикарных машин. В одном из фешенебельных отелей группа молодежи, скандировавшая «Смерть богатым!», перебила все окна.

Макс Энгер


(Полицейский допрашивает раненого корейца, убившего трёх цветных налётчиков)


Лишь к вечеру 1 мая в Лос-Анджелес были стянуты 9900 национальных гвардейцев, 3300 военных и морских пехотинцев на броневиках, а также 1000 агентов ФБР и 1000 пограничников. Эти силовики зачищали город до 3 мая. Но фактически восстание было подавлено лишь 6 мая.

Силовики не церемонились с цветными. По разным данным, ими было убито от 50 до 143 человек (вскрытия большинства трупов не было, и так и осталось непонятным, кто кого убил). Огнестрельные ранения получили около 1100 человек. Нередко, как потом показывали свидетели, силовики убивали безоружных – «для острастки» других. В нескольких случаях, к примеру, они расстреляли негров, обысканных ими и поставленных на колени. Либо силовики стреляли в руки и ноги пойманных (отсюда такое большое число несмертельно раненых).

Довершила дело гражданская милиция, составленная из белых. Милиция помогала силовикам разыскивать и задерживать цветных. Позднее она приняла участие и в разборе завалов, поиске трупов, оказании помощи пострадавшим и пр. волонтёрстве.

Арестовано было более 11 тысяч погромщиков. Из них негры составили 5500 человек, латиносы – 5000 человек, белые всего 600 человек. Азиатов не было и вовсе. Около 500 человек из числа задержанных до сих отбывают наказание в тюрьмах – они получили от 25 лет и до пожизненного заключения.

(Азиатка благодарит национальных гвардейцев за спасение)


Феномен «черного бунта» причинил немалый ущерб государственной казне – 1 млрд $. Но не менее значительный урон был принесен самолюбию тех, кто радовался распаду СССР. После реванша на политическом и экономическом поприще (экономика США признавалась самой эффективной) столь напряженная внутренняя обстановка и социально-экономический кризис значительно омрачили картину американского всеобъемлющего благополучия.

 

P.S. : Нужно помогать......

Автор : btamedia

Комсомол Украины (ЛКСМУ)
Разработчик: ЗАО «Ронинград»
Все права защищены © 1919-2017



Яндекс.Метрика